Все мои смерти в болотах Сингапура

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:04 

опрометчиво.

I’m laying down, eating snow.
Господи Боже Будда Кто Ты Есть, дай мне уехать из этой страны и остаться навсегда там, где всем плевать на то, в кого ты влюбляешься и как предпочитаешь организовывать свою личную жизнь.

Китай не за горами, и я молюсь, чтобы всё получилось - не в этом году, так в следующем; лишь бы улететь, лишь бы понравилось, лишь бы остаться и не вернуться.

21:42 

kill your darlings - матросская тишина

I’m laying down, eating snow.
«Как все влюблённые, как все несчастные, я – поэт».
© Kill your darlings

Я добрался (наконец-то) до «Убей своих любимых». До этого у меня были две-три попытки начать смотреть этот фильм, но каждый раз что-то срывалось – мне кто-то звонил с плохими вестями или происходило что-то, требующее моего вмешательства.
Словом, сегодня, после трудного дня я просто сел_и_посмотрел. И понял, что:
1) Смотреть фильмы намного легче, чем я себе представляю;
2) «Убей своих любимых» не оправдал моих ожиданий.
Под вторым пунктом я не подразумеваю «О БОЖЕ ЭТОТ ФИЛЬМ МЕНЯ РАЗОЧАРОВАЛ НЕ СМОТРИТЕ ЕГО НИ КОГ ДА» - просто так вышло, что в Сети я постоянно натыкался на разные анимации-коллажи, «cinema without people» и субтитровые цитаты, поэтому у меня сложилось определённое видение – каким он должен быть.
Я полагал, что Kill your darlings гораздо более тягучий и драматичный, чем есть на самом деле, и я был уверен в том, что большую часть плёнковремени занимают душевные терзания Алана, который любит, молчит и мучается.
На самом же деле, всё оказалось довольно прозрачно. По крайней мере, на мой взгляд.
Люсьен – чрезвычайно красивый человек : посмотрите на плавность движений. И… хотел написать «пустой», но использую слово, прозвучавшее в фильме – fake. В нём что-то есть. Но это «что-то» - поверхностное, похожее на пыль в складках никем не используемой одежды. Фальшивка, на самом деле, но, как это не то что часто – как это ВСЕГДА бывает – красивая фальшивка, к которой тянется и несчастный «уборщик» Дэвид, и Алан, который сам не осознаёт, какой он замечательный.
Теперь – об Алане. Мой друг как-то сказал, что он ассоциирует себя с Люсьеном из этой истории – мол, такой же безрукий и бесполезный, физическая оболочка, бесконечные истерики, нервные руки и ничего кроме. И сегодня я задумался, с кем бы я ассоциировал себя. Ответ пришёл мгновенно: Алан.
Он бросается с головой в омут новой жизни после того, как отец сплавил мать в клинику – кажется, он просто пытается забыться во всей этой круговерти. Но у него не слишком хорошо получается влиться – потому что в нём нет пустоты и равнодушия. Последнее обеспечивает спокойствие при подобном образе жизни. Ему же неспокойно. Он ищет выхода своей энергии, боли и своему таланту, но всё это сливается в какой-то бесконечный поток отчаяния и кажется клубком неразрешимых проблем. Он говорит Люсьену: «Ты начал очень важное дело, а я не знаю, что мне делать дальше».
И тем не менее, Алан остаётся по ту сторону решётки.
И пишет, потому что люди, восхищённые красотой и влюблённые невзаимно, обречены вечно петь тех, кто не способен на глубокие чувства – «Он нуждается в нас, но он не хочет нас».
И становится сразу понятно, что Алан выше их всех, всей этой компании «Нового видения», потому что он единственный способен начать сначала – с основ.
На самом деле, в фильме я нашёл только 3 момента, которые тронули меня.
Первый – Алан, читающий свои стихи в лодке, когда Люсьен понимает, сколького Алан стоит – в нём гораздо больше, чем в его «идейном вдохновителе» Карре, но Алан почему-то продолжает творить по его указке – «Напиши нам что-то гениальное/великое/etc». И фраза Джека, задуманная как похвала, но нелепая и глупая по своей сути, обесценивающая весь его «миллион слов». (Надеюсь, с числом я не ошибаюсь).
Вторая сцена – калейдоскоп событий, происходящих, когда Карр убивает влюблённого в него Дэвида: Уильям, вводящий в вену иглу. Алан, пытающийся заменить Лу случайным встречным. И фоном – письмо с фронта, голос, звучащий с пластинки и повествующий о «кишках наружу» и говорящий, что «врачи даже не пытаются».
Третья сцена – пожалуй, тронувшая меня больше всего – момент, когда Алан вскрывает чемодан Дэвида и видит там фотографию с подписью «Perfect day» - и вот тут у меня перехватывает дыхание, потому что это ужасно больно и драматично; и если Алану я ещё просто сочувствовал, как сочувствуют себе подобным, то Дэвида мне было жаль искренне и до слёз. Этот человек строил какие-то планы на будущее, питал надежды и хотел отстроить жизнь заново, буквально бросил её к ногам парня, который воткнул в него нож, связал руки и утопил в Гудзоне.

В общем, фильм меня тронул. Возможно, я даже буду его пересматривать, потому что мне нравятся мелкие детали – отходящие от стены обои в доме Гинзбергов; незаметно появившаяся и такая ненавязчиво-органичная сигарета, зажатая между пальцев Алана; равнодушие Джека, который хочет догулять, когда получает аудиописьмо с фронта и не дослушивает его, etc.
Однако чего-то ему не хватает – какой-то тонкости, возможно. Всё очень очевидно, как на ладони. Если бы фильм состоял из полунамёков вроде тех, что описаны в предыдущем абзаце, мне было бы интереснее и увлёкся я бы больше.
Одним словом, так.




16:12 

провалился.

I’m laying down, eating snow.
Слушай меня внимательно и запоминай, а лучше записывай.

Вы можете слушать одинаковую музыку, смотреть одинаковую фильмы, сходиться во взглядах на вопросы гендера и равенства, вегетарианства и проблемы загрязнения воды, можете одеваться в одних и тех же брендовых магазинах или секондах, курить одинаковые сигареты, выражаться схожим образом и иметь склонности к одному и тому же виду деятельности; вы можете жить в соседних квартирах, учиться в одной группе, etc -

но это совсем не означает,

что вы должны быть рядом в каком бы то ни было качестве.

Человеку, может, и нужен человек-

но это никогда не будешь ты,

столь похожий на него.

23:39 

I’m laying down, eating snow.
Я понял сегодня, что ты можешь не вернуться ни-ког-да, когда проходил мимо магазина с огромной вывеской "Мясо", где мы впервые встречались - я дал тебе такой ориентир, чтобы ты не потерялся.

Я понял, что мы находимся ужасно далеко, когда я осознал, что больше никто не будет срываться ко мне в ночи с пачкой Malboro, ехать через весь город и утешать меня на балконе под жалостливую музыку. Больше никто.

Моя жизнь из игры в депрессивного япониста превратилась в жизнь невесёлого китаиста. Тадамс.

23:38 

скулы немели

I’m laying down, eating snow.
Хочу вырвать из памяти все воспоминания о Тео. О том, как больно мне сделал этот человек. Но категория "Тео" в этом дневничке регулярно пополняется новыми записями - да вот хотя бы этой.
На самом деле, Тео не виноват ни в чём. Мне надо вырвать себя из себя, чтобы мне уже никогда не было больно.

12:26 

I’m laying down, eating snow.
Сегодня мне приснилось, что мы встретились на Невском. Ещё мне снилось, что мне вырвали зуб, но это к делу не относится.
Мы встретились на Невском вечером, почти столкнулись плечами, и ты сказал, что никогда не подумал бы, что мы будем просто прохожими. А потом я пришёл домой, включил маленький светильник на кухне и пил чай с братом и отцом и думал о том, что это, наверное, была наша последняя встреча.
И что сейчас ты ходишь где-то по этому городу, оставаясь прохожим.

А утром я увидел сообщение от Саши и понял, что всё действительно если не кончилось, что уже издыхает.

00:19 

I’m laying down, eating snow.

23:36 

всё сказал.

I’m laying down, eating snow.
Если у Вас когда-нибудь появится возможность прочитать блог человека, с которым Вы общаетесь лично, видитесь чуть ли не ежедневно и думаете, что Вы, как минимум, хорошие знакомые - НЕ ДЕЛАЙТЕ ЭТОГО.

02:14 

I’m laying down, eating snow.
01.10.2015 в 00:29
Пишет .звездочёт:

Посмотрела, наконец, "Хиросима, любовь моя". Печальный, но красивый фильм, точно буду пересматривать. Да и вообще, люблю фильмы с монологами.

изображение
читать дальше


URL записи

00:23 

let me fall

I’m laying down, eating snow.
В "Начинается ночь" Каннингема (мне остались считанные страницы, но я не хочу, чтобы всё заканчивалось, потому что я уже предчувствую, как всё закончится) Миззи говорит, что "блестящим он был под наркотиками", а вот когда он был в "адекватном" состоянии в его голову приходили дичайшие идеи вроде поехать выкапывать картофель на край страны "с какими-то дебилами".

Так вот.
Твой уход из моей жизни (первый случился в июле, второй - длящийся первый) превращает меня в нечто среднее между двумя этими состояниями.
Я вскакиваю посреди ночи, долго курю в тёмной комнате, а потом включаю что-то, что созвучно моим чувствам, но никак не может заглушить их. Земфира, Лана, иногда Арбенина.
Когда я скучаю по тебе, я постоянно что-то пишу - не тебе, а вообще. Блокноты, блоги, обрывки бумаг. И у меня всегда с собой маленький икеевский карандашик и маленький блокнотик, которые можно положить в карман и достать в любой нужный момент.
Когда я скучаю по тебе, я зубрю все иероглифы, делаю все задания, тщательно выбираю фильмы и обращаю внимание на всякие мелочи.
Когда я скучаю по тебе, я фотографирую места, в которых я оказываюсь в странное время либо те, которые кажутся мне красивыми. Дворцовая набережная в шесть утра. Моя тёмная комната в четыре утра, когда я сижу там и множу дым.
Когда я скучаю по тебе, я пишу по три сюжета в день. И они даже многим нравятся.

За песни и за то, что я не сплю, спасибо.
Мы не встретимся больше ни в Париже, ни в Польше.
И это ужасно больно. Но я не знаю, могли бы мы построить что-то кирпичик за кирпичиком - это же совсем не наш профиль.

@темы: книжечки

21:22 

Успокойся, я просто люблю ломать трагикомедию.

I’m laying down, eating snow.
Люди вроде К. всегда казались мне привлекательными. Такие перекатывающиеся, пластично-томные, им идёт и курить, и танцевать до шести утра субботы на стойках, и жаловаться по пьяни человеку, который влюблён в них до безумия, на полнейшую пустоту своей маленькой смешной жизни.

У меня не получается. Я маленький, смешной и ершистый. (Тут речь идёт о том, как лежат мои волосы обычно).
Я выгляжу на 15-14, со мной находят общий язык пожилые профессора, я читаю Фолкнера с совсем другими эмоциями, чем К.
Самым страшным своим прегрешением в глазах общественности я могу назвать поход в шесть утра в круглосуточный Макдональдс в надежде на бесплатный кофе, картофельный драник и большую порцию картофеля фри. (Страшное прегрешение это потому, что я не был голоден, а просто хотел сходить в шесть утра в Мак, в обществе вообще принято порицать любовь к фаст-фуду, разве нет?).

У меня не получается.
И я, наверное, всю жизнь буду тем дурацким человеком, который постоянно подставляет своё плечо людям вроде К. Чтобы те выплакались, умыли идеально выточенное лицо в ванне холодной водой, употребили что-то и пошли спать на диван в гостиной под грохот умирающей вечеринки в четыре утра.

Я всю жизнь буду тем, кто соглашается на то, что находит, потому что никогда не получает то, что ищет.
Всегда?

21:07 

sedated

I’m laying down, eating snow.
Чувствую себя молодым, талантливым, способным и счастливым.

Разбрасываю драгоценные буквы на непосещаемые сайты, на блокноты, о которых забуду через полгода, на письма полузнакомым и незнакомым.

И чувствую себя счастливым.

23:53 

I’m laying down, eating snow.
Кое-что о чудесах самовосприятия.

Тебе 14, ты хочешь быть похожим на Шинью из Dir en Grey. Но сокрушаешься, потому что ты слишком некрасивый, слишком толстый, слишком слишком, слишком фу.
Тебе 19, ты переживаешь кучу психологических (скорее уже, психиатрических) проблем, у тебя абсолютно другие интересы, о DenG ты не вспоминаешь совсем. С лета 2013 не вспоминаешь - ты тогда качался на качелях в чужом дворе под их песни вместо того, чтобы работать работу. В общем, теперь тебе это не интересно.

И твой друг присылает тебе твои старые фотографии, где тебе 14 и ты дурачишься с одноклассницей в школьном коридоре.
Ты выкладываешь их в инстаграм.

И получаешь пять комментариев о том, как ты похож на Шинью из Dir en Grey.

Профит?

21:42 

and we know who you are

I’m laying down, eating snow.
Я абсолютно безнадёжен в быту.
Потому что за день я спустил практически три тысячи, и теперь на руках у меня в буквальном смысле два новеньких браслета made with love, а в переносном - много новых книг, купленных в закрывающемся завтра книжном магазине. Старые такие, СССРовские, но - Фолкнер, классическая японская проза, рассуждения о китайской литературе, китайском искусстве и китайском образе жизни в целом.

У меня осталась только гречка и хлеб, стратегический запас кофе и чая подходит к концу, я таскаю зажигалку своего новоиспечённого врага в кармане, потому что купить свою сейчас не могу, но я по-настоящему счастлив. Вот.

23:32 

I’m laying down, eating snow.
Я второй раз в жизни думаю о том, что это если не навсегда, то на годы вперёд. "Меня снова смяло очередное чувство" - пишу и вру я, потому что так меня взрывало только один раз - с Анной, которая мерещилась мне в прохожих и резала без ножа.
Что я могу сказать? У меня остались фильмы, книги, стихи, песни, но этого мало. Потому что я близок к слёзным припадкам, когда слышу, как в забытом богом торговом центре на краю земли играет песня Ланы. Потому что я навеки связал с тобой так много фактов, так много песен и стихов, и буду пытаться вязать эти ниточки ещё и ещё - в надежде, что ты всё-таки обернёшься.

Мы ушли друг от друга друзьями.


Как только я закрою свои слезящиеся глаза,
В холодные, влажные губы
Поцелуй меня на прощание.
Это конец нашей истории, поэтому я плачу.
Конечно, грустно, но я знал, что конец близок.
В смертельно бледную шею
Поцелуй меня на прощание.
И обними так крепко, чтобы я заплакал.

09:52 

город стоит пустой и гулкий, как в семь утра после вечеринки

I’m laying down, eating snow.
Во мне что-то ломается. (?) Я слишком радикален. (?) Я считаю себя недостаточно сильным, чтобы уметь отметать лишнее. (?)

Как только я не схожусь с человеком во мнениях по какому-то важному, "принципиальному" для меня вопросу, я перестаю общаться с этим человеком либо общаюсь сквозь зубы. С годами этих принципиальных вопросов всё больше, потому что именно они формируют мою зону комфорта - уютную кроватку с одеялом и тюрьму с ржавыми прутьями одновременно.
Отец говорил: "Умей извлечь выгоду из любого общения. Ищи что-то, чем этот человек может быть полезен тебе. Не бывает стопроцентно ужасных людей".

Я понимаю, что я вру себе. Но я понимаю, что, если я не буду этого делать, мне будет очень больно.
Я понимаю, что себе врём все мы, сидящие на этом островке. И наша трогательная взаимопомощь и взаимовыручка, все эти комплименты и восхищения, все "посмотри то" и "почитай это" - просто способ удержаться на плаву. Принести ещё одно тёплое одеялко, чтобы в клетке было теплее, чем за её пределами.
Я понимаю и принимаю это.
Потому что я не хочу превращаться за пределами этого островка в кровавое месиво. А это будет неизбежно.
Я не хочу. И пускай я трушу. Я принимаю это.

23:35 

Тебя от меня тошнит.

I’m laying down, eating snow.
С каждым днём я понимаю, что становлюсь всё более херовым в глазах знакомых, друзей и родственников. Мама кричит мне в трубку, что я неблагодарный и не задумываюсь ни о чём, воспринимаю всё, что она даёт мне, как должное. К говорит мне, что я просто не хочу найти для него время и отмазываюсь от встречи, тогда как я даже для себя времени найти не могу. Преподаватели исправляют мои дурацкие, нелепые ошибки, и мне кажется, что они думают, что я непроходимо туп и невменяем, если через две минуты снова произношу неверную фонему.

В моей голове каша, мешанина из языков.


Мы с тобой постоянно пересекаемся в пределах одного закрытого двора возле университета, мы ходим на одни и те же выставки, носим одни и те же цвета и одеваемся в одних и тех же магазинах, и я яростно избегаю встреч с тобой, а все мои друзья, едва ступив на территорию, с которой я так позорно сбежал полтора года назад, пищат от тебя и тянут меня за рукав, чтобы я с тобой пообщался.

Наш круг общения сужается, они узнают тебя, ты узнаёшь их, всё перемешивается и вращается.

Я не хочу быть частью этого, прости.

Я прячу лицо в ладонях и

I go to sleep.

22:44 

помнишь, как мы шли до бульваров, утопающих в?..

I’m laying down, eating snow.
Я случайно сталкиваюсь лицом к лицу с Федей. Мы когда-то ходили в одну группу английского. Лет семь-шесть назад.
Потом он находит меня вк и пишет мне "привет", а я отклоняю заявку и не отвечаю на сообщение, потому что в подписках у него дичайшие паблики типа МДК и прочей мути, на стене - шутки, дискриминирующие различные группы людей и вообще всё это настолько фу.

И я задумываюсь - куда пропадают те талантливые, музыкально и лингвистически одарённые дети в нелепых клетчатых шарфиках и с мягкими улыбками, которых учителя хвалили за усердие и ругали за невнимательность? Или я слишком многого требую от людей, потому что сам только-только ступил на новую землю и стремлюсь переманить всех сюда? Так люди, севшие на диету, начинают агитировать других; так алкоголики в завязке спаивают знакомых.

Сейчас он говорит, что женщины тупы, а геев нужно сжигать в печах. Говорит маленькими печатными буквочками, репостами и лайками.
А я помню, как рука нашего учителя лежала у него на плече и она просила нас не обижать его - потому что он очень скромный, но очень умный и талантливый мальчик.

Куда всё уходит и почему?

14:41 

khu yam

I’m laying down, eating snow.
скоро я тебя вновь увижу, и это будет, как будто мы
встретились на изнанке зимы, за оградой моей тюрьмы,
ты впервые увидишь, какого цвета мои глаза, чистые от отчаянья и чумы

ВП

23:45 

I’m laying down, eating snow.
Даша, которая The Real Drowner, просто замечательная. Мы очень тепло посидели в "Укропе", погуляли, а ещё у неё такой красивый голос, а ещё её приятно обнимать, мы сходили на выставку и день был наполнен китайским искусством, роллами и моим счастьем, у меня в жизни за день не было столько фотографий, да ещё и на плёнку, В УКРОПЕ ИГРАЛА ПЕСНЯ ПАТРИКА ВУЛЬФА, и я долго буду вспоминать тот день.

У меня остались 2 книги, Дашин подарок и хорошие впечатления.
Выставка была чудесна, но я за сегодня столько раз о ней рассказал разным людям, что ещё одного описания просто не выдержу, но сами "Этажи" мне не слишком понравились, в основном из-за контингента, потому что я увидел там слишком много людей-под-копирку, но видеоинсталляции были великолепны.

Возвращаясь обратно, слушал Chinawoman и увидел пожилого художника с картонной короной на голове. Это было так чудесно.

главная