Все мои смерти в болотах Сингапура



Пожалейте нас кто-нибудь в снежных пустых полях.


Visko, visko ar nieko, nieko
Aš prašau tavęs
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:20 

I’m laying down, eating snow.
Посмотрел "Дом на краю света". Такое ощущение, что режиссёр, прочитав книгу, решил снять всё наоборот. Мда. :/ Но там есть пара красивых кадров, которые надо потом заскринить и выложить с:

@темы: фильмы

00:38 

бремя, что несём мы - любовь.

I’m laying down, eating snow.
Знаешь, на что похоже это чувство - когда ты открываешь стартовую страницу какой-нибудь платформы для ведения блогов и вдруг видишь, как тысячи пользователей в реальном времени что-то пишутпишутпишут. От описания будней на работе до пространных философских размышлений, в которых ты внезапно находишь себя и чувствуешь, как комок встаёт в горле - чёрт возьми, и это было ?

Это всё похоже на тот момент, когда ты замираешь на лесенке - переход между станциями метро - и не двигаешься двадцать-тридцать минут, задержав дыхание, и не можешь оторваться. Внизу снуют люди - перемешиваются лица, тела, фасоны, запахи, низкие или визгливые голоса, старики, дети, "взрослые", с разными цветами и оттенками кожи, волос, глаз; с психическими заболеваниями/на грани оных или совершенно здоровые, выносливые люди с крепкими душами без трещин вовсе. Они все движутся, движутся, движутся.

И ты понимаешь две вещи.

Первая - они умрут. Все. И я тоже умру. Я, свесившийся через ограждение, в кошмарного вида плаще. Лера, моя чудесная Лера, которая любит портить фотографии друзьям, корча немыслимые рожицы - тоже умрёт. Моя мама, папа, мой дедушка. Все. И вот этот человек в чёрной толстовке и наушниках. И женщина с тяжёлой холщовой сумкой.

Вторая - все мы одинаковы. Все. Вне зависимости от любой из возможных принадлежностей. Мы просто не умеем друг с другом обращаться - отсюда все драмы. Каждый человек - не пластиковый стаканчик, как говорил мой знакомый подростковый циник. Каждый - бокал из тонкого стекла. Люди удивительны. Люди невероятно выносливы и сильны. И всё-таки могут сломаться от незначительного, кажется.

В такие моменты я люблю всех. Моя патологическая нелюбовь к людным и шумным местам превращается в чувство невероятной нежности ко всем живущим. Мне радостно за каждого, мне больно за каждого. И я сочувствую каждому.
Как ни крути, я всё равно считаю жизнь чередой тяжёлых испытаний. Никому не легко - жизнь так или иначе перемалывает всех нас. Никто не уйдёт неискалеченным. И всё равно - когда это всё закончится и, быть может, все мы встретимся в долгой траве под закатным солнцем - мы вспомним, что любовь, любовь, любовь.

Под ношей одиночества,
под ношей недовольства бремя,
бремя, что несем мы -
любовь.


Знаешь, мне кажется, что все они чувствовали это. Все, кто не выдержал. Морриссон там, Гинзберг - да все, чёрт возьми, кто гробил свою жизнь и при этом творил так, что остальные задыхались. Потому что всё на свете - любовь. Любовь, любовь, любовь - скомканная, калечащая. Столкновение двух, трёх, двухсот тел, брызги крови и укусы. Все беды мира, все революции и войны, все воткнутые в плоть ножи - от того, что нам больно, нам некомфортно, мы не выносим больше. Потому что мы помним, что должны жить иначе, должны жить в любви.
И мы ищем её. Взрывая бомбы, разрушая города, убивая любимых или склоняясь над (чьим-то) ребёнком, чтобы поцеловать на ночь.
Вся история человечества - любовь. Или её поиск.

16:04 

К. говорит, что это неэтично.

I’m laying down, eating snow.
Вчера в нашей местной газете прочитал интервью с психиатром-наркологом. Лицом похожа на одну из учительниц моей старой школы.

Так вот, она пишет (говорит?), что "презирает человека, совершившего самоубийство". Как может ТАКОЕ выдавать человек, считающий_ся "знатоком душ человеческих"? Как ТАКОЕ может говорить врач? Уж кто-то, а психиатр-нарколог должен бы понимать, какой ад может быть у людей внутри. И что порой этот ад заслоняет собой всё окружающее.

Кто-то справляется с собой, кто-то - нет. Но болевой порог человека (а тут именно вопрос болевого порога, который не знает деления на боль душевную и физическую) - не повод стыдить и презирать.
Никто не имеет права умалять человеческие страдания. Никто не имеет права называть тебя слабым. Тот, кто совершил попытку самоубийства, нуждается в поддержке и помощи, а не презрительном "фи, слабак, а вот я-то - не такой".

Отвратительно, что человек, работающий ни много ни мало с душами, позволяет тебе такую вопиющую грубость и такой непрофессионализм.

20:44 

get into the groove

I’m laying down, eating snow.
Нашёл у The Retuses кавер на песню "Kylie". Есть там такие строчки:

Kylie give me just a chance.
Let's go out and dance.
We can get into the groove,
I can watch you move.

Почему-то меня переклинило, что Kylie - это богиня Кали. :facepalm:
Какой, думаю, замечательный текст, да ещё и манера исполнения Миши Родионова делает своё дело. Танцы с Кали. Какой глубокий смысл.

Нашёл оригинал. Посмотрел клип. Почитал текст. Посмотрел перевод.
Эти милые заблуждения...

И всё-таки, поразительно, как манера исполнения меняет песню из разряда "ни о чём".

01:32 

I’m laying down, eating snow.
Год назад я убивался из-за человека, о котором сейчас не вспоминаю почти. И внутри от этих редких воспоминаний не екает больше, даже когда по телевизору крутят те же фильмы в то же время года.
Знаешь, о чемя думаю в связи с этим?
О том, что ты - чудесный человек. Я храню все те мелкие вещицы (кривоватые браслеты, бусинки, фантики от конфет, билеты в музеи, марки из разных стран), которые имеют какое-то отношение к "нам" и понимаю, что настанет день, когда мне будет наплевать и на тебя - на тебя и фильмы Долана и тот, о слабом мальчике, которые мы смотрели вместе.

Что когда-нибудь я недрогнувшей рукой удалю триста с лишним страниц переписки, которые я сейчас боюсь перечитвать, чтобы не залиться слезами.

Всё уходит.

14:26 

поздновато спохватился

I’m laying down, eating snow.
Посетило супермегасрочное желание скупать себе свитера с изображением лисиц (коих сейчас завались), жечь благовония и готовить кофе с корицей. Помогите. х)

23:35 

поджигай этот кривоватый рай.

I’m laying down, eating snow.
Откровенно говоря, когда я вижу в пабликах вк, в чужих блогах или ещё где-то все эти записи в духе "Ты не один", "Я люблю тебя","Есть кто-то, кто тебя любит", "Верь в себя", "Ты достоин любви", "ты не один ты не один ты не один ты не один не один не один", мне хочется кричать всем этим людям, что их наёбывают.

Мы рождаемся одни. Мы умираем одни. Мы идём по жизни одни. Иногда мы сталкиваемся с теми, кто кажется нам похожим на нас. Иногда мы даже смеем мечтать, что мы пойдём по жизни рядом с этим человеком.
Но в итоге вы всё равно расходитесь в разные стороны, даже если после этого годами продолжаете спать на одном диванчике.
И снова остаёмся одни.

Поэтому эти записи выводят меня из себя. Это всё равно что прикладывать подорожник к раковой опухоли, лечить аскорбинками шизофрению или уверять, что в Японию из России ты доберёшься вброд, если очень этого захочешь.
Не надо притуплять боль. Потом будет ещё больнее.

01:04 

опрометчиво.

I’m laying down, eating snow.
Господи Боже Будда Кто Ты Есть, дай мне уехать из этой страны и остаться навсегда там, где всем плевать на то, в кого ты влюбляешься и как предпочитаешь организовывать свою личную жизнь.

Китай не за горами, и я молюсь, чтобы всё получилось - не в этом году, так в следующем; лишь бы улететь, лишь бы понравилось, лишь бы остаться и не вернуться.

21:42 

kill your darlings - матросская тишина

I’m laying down, eating snow.
«Как все влюблённые, как все несчастные, я – поэт».
© Kill your darlings

Я добрался (наконец-то) до «Убей своих любимых». До этого у меня были две-три попытки начать смотреть этот фильм, но каждый раз что-то срывалось – мне кто-то звонил с плохими вестями или происходило что-то, требующее моего вмешательства.
Словом, сегодня, после трудного дня я просто сел_и_посмотрел. И понял, что:
1) Смотреть фильмы намного легче, чем я себе представляю;
2) «Убей своих любимых» не оправдал моих ожиданий.
Под вторым пунктом я не подразумеваю «О БОЖЕ ЭТОТ ФИЛЬМ МЕНЯ РАЗОЧАРОВАЛ НЕ СМОТРИТЕ ЕГО НИ КОГ ДА» - просто так вышло, что в Сети я постоянно натыкался на разные анимации-коллажи, «cinema without people» и субтитровые цитаты, поэтому у меня сложилось определённое видение – каким он должен быть.
Я полагал, что Kill your darlings гораздо более тягучий и драматичный, чем есть на самом деле, и я был уверен в том, что большую часть плёнковремени занимают душевные терзания Алана, который любит, молчит и мучается.
На самом же деле, всё оказалось довольно прозрачно. По крайней мере, на мой взгляд.
Люсьен – чрезвычайно красивый человек : посмотрите на плавность движений. И… хотел написать «пустой», но использую слово, прозвучавшее в фильме – fake. В нём что-то есть. Но это «что-то» - поверхностное, похожее на пыль в складках никем не используемой одежды. Фальшивка, на самом деле, но, как это не то что часто – как это ВСЕГДА бывает – красивая фальшивка, к которой тянется и несчастный «уборщик» Дэвид, и Алан, который сам не осознаёт, какой он замечательный.
Теперь – об Алане. Мой друг как-то сказал, что он ассоциирует себя с Люсьеном из этой истории – мол, такой же безрукий и бесполезный, физическая оболочка, бесконечные истерики, нервные руки и ничего кроме. И сегодня я задумался, с кем бы я ассоциировал себя. Ответ пришёл мгновенно: Алан.
Он бросается с головой в омут новой жизни после того, как отец сплавил мать в клинику – кажется, он просто пытается забыться во всей этой круговерти. Но у него не слишком хорошо получается влиться – потому что в нём нет пустоты и равнодушия. Последнее обеспечивает спокойствие при подобном образе жизни. Ему же неспокойно. Он ищет выхода своей энергии, боли и своему таланту, но всё это сливается в какой-то бесконечный поток отчаяния и кажется клубком неразрешимых проблем. Он говорит Люсьену: «Ты начал очень важное дело, а я не знаю, что мне делать дальше».
И тем не менее, Алан остаётся по ту сторону решётки.
И пишет, потому что люди, восхищённые красотой и влюблённые невзаимно, обречены вечно петь тех, кто не способен на глубокие чувства – «Он нуждается в нас, но он не хочет нас».
И становится сразу понятно, что Алан выше их всех, всей этой компании «Нового видения», потому что он единственный способен начать сначала – с основ.
На самом деле, в фильме я нашёл только 3 момента, которые тронули меня.
Первый – Алан, читающий свои стихи в лодке, когда Люсьен понимает, сколького Алан стоит – в нём гораздо больше, чем в его «идейном вдохновителе» Карре, но Алан почему-то продолжает творить по его указке – «Напиши нам что-то гениальное/великое/etc». И фраза Джека, задуманная как похвала, но нелепая и глупая по своей сути, обесценивающая весь его «миллион слов». (Надеюсь, с числом я не ошибаюсь).
Вторая сцена – калейдоскоп событий, происходящих, когда Карр убивает влюблённого в него Дэвида: Уильям, вводящий в вену иглу. Алан, пытающийся заменить Лу случайным встречным. И фоном – письмо с фронта, голос, звучащий с пластинки и повествующий о «кишках наружу» и говорящий, что «врачи даже не пытаются».
Третья сцена – пожалуй, тронувшая меня больше всего – момент, когда Алан вскрывает чемодан Дэвида и видит там фотографию с подписью «Perfect day» - и вот тут у меня перехватывает дыхание, потому что это ужасно больно и драматично; и если Алану я ещё просто сочувствовал, как сочувствуют себе подобным, то Дэвида мне было жаль искренне и до слёз. Этот человек строил какие-то планы на будущее, питал надежды и хотел отстроить жизнь заново, буквально бросил её к ногам парня, который воткнул в него нож, связал руки и утопил в Гудзоне.

В общем, фильм меня тронул. Возможно, я даже буду его пересматривать, потому что мне нравятся мелкие детали – отходящие от стены обои в доме Гинзбергов; незаметно появившаяся и такая ненавязчиво-органичная сигарета, зажатая между пальцев Алана; равнодушие Джека, который хочет догулять, когда получает аудиописьмо с фронта и не дослушивает его, etc.
Однако чего-то ему не хватает – какой-то тонкости, возможно. Всё очень очевидно, как на ладони. Если бы фильм состоял из полунамёков вроде тех, что описаны в предыдущем абзаце, мне было бы интереснее и увлёкся я бы больше.
Одним словом, так.




16:12 

провалился.

I’m laying down, eating snow.
Слушай меня внимательно и запоминай, а лучше записывай.

Вы можете слушать одинаковую музыку, смотреть одинаковую фильмы, сходиться во взглядах на вопросы гендера и равенства, вегетарианства и проблемы загрязнения воды, можете одеваться в одних и тех же брендовых магазинах или секондах, курить одинаковые сигареты, выражаться схожим образом и иметь склонности к одному и тому же виду деятельности; вы можете жить в соседних квартирах, учиться в одной группе, etc -

но это совсем не означает,

что вы должны быть рядом в каком бы то ни было качестве.

Человеку, может, и нужен человек-

но это никогда не будешь ты,

столь похожий на него.

02:26 

lock Доступ к записи ограничен

I’m laying down, eating snow.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:32 

I’m laying down, eating snow.
Я второй раз в жизни думаю о том, что это если не навсегда, то на годы вперёд. "Меня снова смяло очередное чувство" - пишу и вру я, потому что так меня взрывало только один раз - с Анной, которая мерещилась мне в прохожих и резала без ножа.
Что я могу сказать? У меня остались фильмы, книги, стихи, песни, но этого мало. Потому что я близок к слёзным припадкам, когда слышу, как в забытом богом торговом центре на краю земли играет песня Ланы. Потому что я навеки связал с тобой так много фактов, так много песен и стихов, и буду пытаться вязать эти ниточки ещё и ещё - в надежде, что ты всё-таки обернёшься.

Мы ушли друг от друга друзьями.


Как только я закрою свои слезящиеся глаза,
В холодные, влажные губы
Поцелуй меня на прощание.
Это конец нашей истории, поэтому я плачу.
Конечно, грустно, но я знал, что конец близок.
В смертельно бледную шею
Поцелуй меня на прощание.
И обними так крепко, чтобы я заплакал.

21:07 

lock Доступ к записи ограничен

I’m laying down, eating snow.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:13 

lock Доступ к записи ограничен

I’m laying down, eating snow.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:34 

I’m laying down, eating snow.
Наверное, я должен извиниться перед тем ребёнком, который в итоге вырос в меня.

Именно в этот момент Молко выводит в динамиках:

It's hard to reconcile,
What I've become.
With the wounded child,
Hiding deep inside.

13:08 

ne me quitte pas.

I’m laying down, eating snow.
За это лето я посмотрел очень много (по моим меркам - много) хороших фильмов. На самом деле, я очень плох в том, что называют написанием рецензий, однако этим сейчас не занимается разве что ленивый человек, у которого нет блога. А у меня блог есть, и некоторые люди вынуждены будут читать то, что я напишу сейчас. Это не будет рецензией или отзывом. Потому что фильм был для меня спусковым механизмом, а дальше всё начало катиться, рушиться, проворачиваться со скрежетом и сносить опорные конструкции. Итак.

Я говорю о "Tom à la ferme". На самом деле, я очень люблю фильмы Долана, потому что они каждый раз (ладно, ладно, я посмотрел лишь 3 его фильма и один фильм, который Долан буквально "сделал" своей актёрской игрой) - они каждый раз задевают меня за живое и поднимают со дна то, что я так старательно пытаюсь похоронить под ворохом моральных принципов, совести, на которую мне давят каждый грёбаный день, и скоро от меня ничего не останется, кроме огромного красного, кровавого, пульсирующего комка этой самой совести. Я говорю себе: "Такое чувствовать - неправильно, ведь...", но чаще я думаю: "Я одинок в этом чувстве, никто, кроме меня, не чувствует так, потому что все вокруг выглядят такими счастливыми, такими правильными и несгибаемыми, поэтому вряд ли они знают, какая это буря в душе - чувствовать э т о".
И каждый фильм Долана ("Воображаемая любовь" в меньшей степени, но) заставляет меня понять: это не так. Есть ещё как минимум один, два, пять, пятнадцать человек, которые чувствуют то же самое. Которые плачут от ужасных отношений с матерью, которую любят и ненавидят одновременно, которые делают зарубки каждый раз, когда им отказывают. Кто-то - на стене в ванной. Кто-то - на собственном теле. Кто-то оставляет это всё в душе, на сердце, где не осталось живого места.

Как-то я читал рецензию на один из фильмов Долана, либо это было красивое начало статьи о нём самом, однако одна фраза оттуда-я не помню-откуда врезалась мне в память. "Все фильмы Долана - о невозможности любви".
Чёрт возьми.



Я начал с "Тома" и я расскажу о нём. Знаете, я вот уже пару недель до просмотра чувствовал, как во мне нарастает нечто, чему я не могу дать названия, но это было что-то сродни лавины. Оно стало формироваться после "Ночных рассказов" Хёга и выросло к "Детям смотрителей слонов" его же, а когда мне, наконец, попался "Том на ферме", я понял, ЧТО это.

Мы привыкли слишком серьёзно относиться к любви и считать её светлым чувством. Хорошо, ладно, окей, не "мы" а "большинство людей, которых я знаю". Мы (тут вы можете произвести замену на "большинство людей" самостоятельно, просто мне удобнее печатать "мы", потому что я тороплюсь, а две буквы печатать быстрее, чем 16, к тому же, этим "мы" я подчёркиваю свою сопричастность к этому преступлению, хех) - итак, Мы привыкли делить свои отношения на "любовь" и "влюблённость", на "серьёзное" и "не очень". И боже упаси перепутать.
По большому счёту, все мы так или иначе боимся "настоящей любви". Боимся того чувства, которое сносит все барьеры, выключает твои способности к трезвому мышлению, к анализу, сшибает с ног твою предусмотрительность. "Настоящая любовь" - это когда моя знакомая Н. летит на последние деньги к любимому человеку в другую страну, чтобы побыть вместе два дня, приехать домой, пересчитать гроши с ударением на "о" в карманах и понять, что на жизнь еле хватает, а этот человек её не любит, не любил никогда и дальше этой поездки уже ничего не будет. "Настоящая любовь" - это когда один всегда любит больше, чем другой. В десятки, в сотни раз. А втортой благодушно позволяет его любить.
Все это в тайне подозревают, знают из каких-то произведений, постановок, кинолент и рассказов бабушек у подъездов-ах-простите-парадных, причём рассказы, киноленты и произведения в восьмидесяти процентах случаев выглядят нелепо, потому что рассказывающим очень хочется прилепить к концу своего повествования какое-то подобие happy end, в результате чего то, что изначально было разрывающей душу драмой становится отвратительным приторным тортом с уродским кремом сверху. Метафора не ахти, но зато вы теперь знаете, как я не люблю торты с кремом.


Все это знают и угадывают по недомолвкам, недоговорённостям и грустным глазам влюблённых, верно? И, когда говорят, что "хотят любви", подразумевают готовность быть распятым. Это как человек, боящийся делать инъекцию, стремится скорее обнажить плечо, чтобы этот СТРАХ перед неизбежным скорее закончился и наступила боль, которая всегда оказывается меньше страха.
Все это знают и угадывают, и потом "падают в любовь". Fall in love. И тонут. Захлёбываются. И, даже если волна выбрасывает их на берег и они обдирают тело о прибрежную гальку, в лёгких остаётся вода, которую предстоит ещё очень долго выкашливать. (В реальности, насколько я помню, вода в лёгких - признак скорой смерти, да? Но у меня полёт фантазии и любовь к нелепым сравнениям).

В общем, любовь - это страшно и разрушительно. Это меняет тебя, переворачивает весь твой мир, заставляет поступаться чем-то ради человека, который может даже не взглянуть в твою сторону, когда ты принесёшь ему своё поджаренное сердечко на блюде.


Я могу распинаться на эту тему ещё долго, но есть ещё одна вещь, о которой я хотел бы упомянуть. То, что было описано выше - это то о "любить", а не о "быть любимым". Порой второе бывает хуже первого. И именно на эту мысль меня натолкнул "Том на ферме".
Ведь брат Гийома говорил Тому о любви, да? "Я знаю, что я тебе нравлюсь". "Нравлюсь", ладно, хорошо. О любви пока рано. Знаете, когда я смотрел этот фильм, я всё думал, что не так с Франсисом. У меня были разные мысли. Он убил девушку с танцев, которой купил кофту, может быть, он маньяк и все об этом знают? Он убил других людей, но это не удалось доказать, однако все знают, что?.. Он убил своего отца, поэтому так пытается загладить вину перед матерью?.. Он насиловал брата, поэтому тот старается не приезжать и не остаётся в доме надолго, а также поэтому Франсис так нервничал, когда мать достала дневник Гийома? Ведь не может же это всё быть только потому, что Гийом - гей, а Франсис - гомофоб? Ну не может же?
Не может, думаю. Потому что сам Франсис - гей. И он отказывается признавать это. Но вы видели эти "игры с подчинением", которые он устраивает с Томом? А момент, когда он бинтует Тому руки? Франсис просто не может признать, что он гей. (Сугубо моё мнение, хорошо?). Он намеренно делает Тому больно - морально и физически -, чтобы потом залечить эти раны. Так же он поступает с матерью. Он не может быть заботливым и нежным просто так - очевидно, это идёт вразрез с его пониманием "каким должен быть настоящий мужчина". Настоящий мужчина не может быть заботливым. И уж никак не может быть геем, верно?

Так вот, в случае столь разрушительной любви куда хуже быть любимым. Мы зачастую сочувствуем тем, кто любит безответно. Но бы забываем о тех, кто благодушно (в этот раз - без иронии) позволяет их любить. Когда ты понимаешь, что стоящий перед тобой человек протягивает тебе своё сердце, пусть даже протягивает до отвратительного неумело или, стараясь "сохранить имидж", просто швыряет его на пол перед тобой, либо и вовсе тебе в лицо, и ты видишь, что этот человек находится на самом краю, ещё немного - и он поедет крышей, сойдёт с ума или утонет - и ты думаешь, что "Да" сможет что-то исправить. Что это "Да" будет якорем и гарантом.
Не будет.
Лишь отсрочит неизбежное. И неизбежное будет в сто раз больнее.


Все великие истории любви - это всегда безумие. Это не "Я хочу жить с тобой в маленький хижине", это - "Я люблю и ненавижу тебя, я хочу тебя всего/всю без остатка, ne me qitte pas, я жалею, что встетил_а тебя, я желаю, чтобы ты никогда не рождалась-не рождался, но будь рядом со мной всегда, я знаю, что это невозможно, но я стану твоей тенью, и всё-таки не..."
Любовь - "настоящая" - никогда не бывает счастливой. Не замечали?

01:30 

на полях, промежуточное

I’m laying down, eating snow.
Пять дней в неделю я иду по Невскому до Гостинки и слушаю The Smiths, изредка меняя их музыку на сольники Моррисси, Бретта Андерсона или Патрика Вульфа.
Мне кажется, что это "Существует свет, который никогда не закончится" в самых разных обработках будет гимном, под которым пройдут "лучшие годы моей жизни". Забавно и странно то, что это - музыка 80-х, которую писали, отталкиваясь от музыки 60-х.
Меня это поражает и удивляет неимоверно.
Жил-был Стивен Патрик Моррисси, которого не устраивало творящееся в мире ВСЁ/нечто, и музыка с экранов ТВ его не устраивала, и он стал писать свою. Основываясь на том, что было примерно 20 лет назад. (Насколько мне известно.)
Жил-был я, которого не устраиваю Я и стереотипное мышление общества. Я остаюсь недовольным, ничего не меняя, живу в красивейшем северном (!) городе, где мимо меня проходят тысячи, сотни тысяч людей, и, возможно, каждый несёт в себе то же чувство, что и я - бескрайнего одиночества.
Я слушаю музыку, которую написали 30 лет назад. Уже тогда основываясь на музыке, написанной (на тот момент) 20 лет назад.
Так сколько же лет МОЕЙ ЛЮБИМОЙ музыке?
Или она движется во времени и пространстве, потому что она - свет, который никогда не угаснет?..
Человек-который-писал-эту-музыку, кажется, единственный, кто понимает меня.
Не зная о моём существовании.

Знаешь, что самое обидное? Когда я встречаю кого-то, с кем мои интересы более-менее схожи, я, вместо того, чтобы радоваться, грущу. Потому что те, кто разделяет мои интересы, умнее, талантливее, красивее, образованнее меня.
Знаешь, что мерзко? Я ною, но не исправляю.

Я надеюсь, что кто-то выдернет меня из этого болота, но, как только кто-то протягивает мне руку, ныряю обратно сам.
И всё-таки.
Мы лежим в грязи и смотрим на звёзды?..

А потом я напишу про поезд.

16:53 

wo bu zhidao

I’m laying down, eating snow.
Вот уже две недели я одержим навязчивой идеей снова начать рисовать. Просматриваю тематические группы в духе "Живопись для начинающих", сохраняю себе всякие схемы типа "Как нарисовать голову жирафа".

Я не рисовал около десяти лет. Я имею в виду, не рисовал вдумчиво, серьёзно, подбирая краски и продумывая композицию. До этого я занимался рисованием около трёх (?) лет с чудесной преподавательницей, которая до сих пор обнимает меня при встрече.

Я не знаю, зачем мне это нужно. Не знаю, зачем нужны эти рисунки, которые теперь пылятся в папках из-под чертёжной бумаги в нижнем ящике комода. Не знаю, зачем мне нужна была скрипка и фортепиано, которые я бросил. Не знаю, зачем я скрупулёзно записываю в блокнот дичайшей расцветки все эти идеи о том, что я хочу СНЯТЬ. СНЯТЬ И СЫГРАТЬ, не имея на руках ни камеры, ни денег на неё, ни малейшего представления о том, как это вообще делается, ни знакомых, которые могли бы мне РАССКАЗАТЬ.

Но я записываю все эти идеи в блокнот с кремовыми листами и флюоресцентными треугольниками на обложке, подбираю музыку к каждой идее, к каждому неснятому мной фильму, видео-вызову, которые крутятся в моей голове, когда я совершаю что-то монотонное или куда-то еду.

Я не знаю, зачем я пишу лживые письма Си-у, разбавляя их враньём о Хельсинки и моих чудесных днях, проведённых с Р. Я не заканчиваю эти письма, потому что в ручках кончается паста, отключают электричество, компьютер ломается, мама приходит домой только чтобы вывалить на меня тонну дерьма и своих сожалений, etc. В общем, письма остаются недописанными. Но я хочу наврать в них так много, что их можно было бы издать как книгу эпистолярного жанра.

Я не знаю, зачем я завожу новые блоги на сайтах, которые напоминают навозные кучи. Я останавливаюсь на настройках дизайна или загрузках аватарок, и дальше не двигаюсь.

Пальцы замирают над клавиатурой.

Я не знаю, почему я никому не пишу и не отвечаю.

Я не знаю, что я хочу этим сказать.

19:35 

I’m laying down, eating snow.
Возможно, на почве изучения языка я немного двинулся, но сейчас, когда английский встречается мне в блоге М. и песнях, преимущественно, мне начинает казаться, что переводить - бессмысленно. Нет, то есть, это довольно благородно и даже местами нужно, но ни один перевод не воспроизведёт той атмосферы, которую вкладывает автор речевого/текстового сообщения.

Ещё мне начинает казаться, что русский язык - совсем не такой певучий и мелодичный, как о нём думают его носители. Скорее, наоборот - довольно резкий.

01:23 

But you see, I've got no charm

I’m laying down, eating snow.
Мне тут на днях задали вопрос, какими я вижу идеальные отношения, подразумевая отношения романтические. И я понял, что я их не вижу.
И... зачем?

Я бы просто хотел, чтобы у меня был человек, которого я мог бы назвать soulmate. Такие люди уже были в моей жизни, но никогда не задерживались надолго.
Мне кажется, такого человека не существует, потому что в идеале мы бы сидели в моей съёмной комнате, слушали кассетные записи The Smiths, Mazzy Star, Suede и Morrissey, курили бы, завернувшись в тёплые одеяла. И пили чай, иногда - глинтвейн.

По-моему, здорово.



Прослушать или скачать Seasick, Yet Still Docked бесплатно на Простоплеер

главная