Все мои смерти в болотах Сингапура

17:59 

jaime jaime
I’m laying down, eating snow.
Я очень жду третьего питерского ноября, потому что можно будет
замотаться в шарф, застегнуться в пальто, закрыть руки перчатками,
которые я постоянно теряю по одной.

В ноябре больше электрического света, чем дневного. И чем ближе ноябрь, тем больше одеял мне требуется, чтобы не греметь костями от холода. В ноябре я хожу по всяким магазинам на окраинах, выискиваю свитера, которые можно надевать один под другой, чтобы появляться в них на учёбе. Так меня научила Настя. "Не мерзнет только тот, кто тепло одевается, а не тот, у кого хорошее кровообращение".
В ноябре я тяжело передвигаю ноги, когда иду до проходной у метро.
В ноябре от меня всегда - принципиально - пахнет вишней,
а ещё я чаще нахожу повод выпить кофе в "Шоколаднице".

В этом ноябре будет год тому чудесному дню на выставке. До этого ноября надо будет ещё дожить.

В ноябре меня неизменно охватывает чувство отчаяния. Оно зарождается в сентябре ещё, тихо дышит мне куда-то в скулы. Сначала оно похоже на ностальгию по поездам, листопадам, Японии, нашему чудесному одиночеству не-вдвоём.
К октябрю вырастает в желание плакать.
В ноябре я похож на наждачную бумагу. Каждый ноябрь - походы по больницам за справками и бумажками.

Я люблю ноябрь, потому что в такие моменты я обращаюсь к одному: выжить. Выжить и не сойти с ума, не попасть под нож.
И жизнь становится вдруг прекрасной, когда, трясясь от холода на Мойке, смотришь в белеющее небо с полным отсутствием птиц.

URL
   

главная