jaime jaime
I’m laying down, eating snow.
Знаешь, по-хорошему надо бы написать, что я: уезжаю в Китай всё-таки (в конце месяца), задолбался делать документы, устал и не хочу никого видеть, вновь перечитываю "Сто лет одиночества", а после него возьмусь за "Дом, в котором" в третий, кажется, раз; что я не могу и не хочу писать о тебе; что я вот уже две недели не могу писать в принципе, что сейчас у меня та стадия моего странного замороченного жизненного цикла, когда я стопорюсь практически на всём - а ведь раньше исписывал страницу за страницей; что мне нравится быть жалким, всхлипывающим, что угодно - лишь бы кое-кто кутал меня в одеяло и читал мне на ночь сказочки (о семье Буэндиа). О том, что меня каждый раз выворачивает наизнанку от того, что я читаю в блоге (д), потому что - как я мог не разглядеть этой тупости и дешевизны? Но сейчас не об этом.

Всё, что я хочу сказать сейчас, можно свести к простому: ты того не стоил. Я начал собирать все эти документы, бегать по отделам и консульствам с бумагами наперевес, просто чтобы уйти от воспоминаний. О тебе и о той маленькой комнате, где мы слушали обоюдные признания и плакали(-сь) друг другу. Потому что я так устал. И каждая наша ссора, трещинка, размолвка/недомолвка, очередное "я ухожу от тебя навсегда" помогали мне закладывать этот фундамент; мне верилось в правоту моего решения.
Сейчас, стыдно признаться, я не очень-то радуюсь тому, что меня и ещё нескольких человек со всей России выбрали для поездки; вся эта трата денег, нервов, времени и канцелярской бумаги оказалась напрасной:

я могу забыть тебя, как оказалось, навсегда -
просто так.