jaime jaime
I’m laying down, eating snow.
За эти три месяца так много изменилось. За этот год так много изменилось.

Ещё год назад мы были друг у друга в какой-то степени, и я каждый раз был рад тебя видеть, каждый раз с радостью слушал твою очередную ложь.
Год назад я впервые обкорнал волосы так коротко и выкрасил их в темный блеклый цвет, страдал; потом мы поехали с М. в Тихвин и разосрались там, орали друг на друга всю дорогу.

Еще три месяца назад я готов был умереть из-за того, что ты оставил меня, и каждое твое "я разочарован", каждое "ты сам виноват в том, что я ухожу" воспринимал ужасно болезненно. Хотел сделать всё так, чтобы мы как можно дольше оставались вместе, держались за руки, как в глупом друном кино, уходили в закат под стихающие титры.

А сейчас я дергаю себя раз в неделю - помню ли я о тебе? Помню ли я о тебе? И вспоминаю лишь после таких вот регулярных одергиваний.
И я не знаю, радует это меня или нет; повторю уже написанное - ты был первым за долгое время человеком, с которым, я хотел построить адекватные, долгие отношения; которого готов был впустить в свою квартиру (даже в ванную, ха-ха).
Наверное, я должен прыгать до потолка от радости - я избавился от отношений, в которых меня всё это время эмоционально выжимали и использовали, я действительно больше не люблю тебя - и поэтому с двойным удовольствием наблюдаю за твоими танцами на задних лапках, которые ты начал исполнять с завидной регулярностью, когла увидел, что у любимой игрушки сломался заводной механизм и больше работать она не будет.

Мне стоит поблагодарить тебя за всё, что ты успел дать мне - теперь я знаю, какой силы чувства я могу испытывать; теперь я знаю, чего ищу в отношениях, а что будет неприемлемо (тут мы с тобой пошли от противного).
Печалит меня только одно - что моя жизнь с концом очень сильной любви не заканчивается, а значит, придется идти дальше, возможно, я даже полюблю кого-то снова с такой же силой, но хочется ли мне этого? Нет.